Денискины рассказы от 17 апреля 2015

Драгунский В.Ю.
Денискины рассказы

скачать текст можно здесь

Что я люблю

КИРА: Я очень люблю лечь животом на папино колено, опустить руки и ноги и вот так висеть на колене, как белье на заборе. Еще я очень люблю играть в шашки, шахматы и домино, только чтобы обязательно выигрывать. Если не выигрывать, тогда не надо.

ЖОРА: Я люблю слушать, как жук копается в коробочке. И люблю в выходной день утром залезать к папе в кровать, чтобы поговорить с ним о собаке: как мы будем жить просторней, и купим собаку, и будем с ней заниматься, и будем ее кормить, и какая она будет потешная и умная, и как она будет воровать сахар, а я буду за нею сам вытирать лужицы, и она будет ходить за мной, как верный пес.

МИША: Я люблю также смотреть телевизор: все равно, что показывают, пусть даже только одни таблицы.

СВЕТА: Я люблю дышать носом маме в ушко. Особенно я люблю петь и всегда пою очень громко.

ОЛЕСЯ: Люблю стоять перед зеркалом и гримасничать, как будто я Петрушка из кукольного театра. Шпроты я тоже очень люблю.

ГЛАША: Люблю читать сказки про Канчиля. Это такая маленькая, умная и озорная лань. У нее веселые глазки, и маленькие рожки, и розовые отполированные копытца. Когда мы будем жить просторней, мы купим себе Канчиля, он будет жить в ванной. Еще я люблю плавать там, где мелко, чтобы можно было держаться руками за песчаное дно.

КИРА: Очень люблю звонить по телефону.

ЖОРА: Я люблю строгать, пилить, я умею лепить головы древних воинов и бизонов, и я слепил глухаря и царь-пушку. Все это я люблю дарить.

СВЕТА: Когда я читаю, я люблю грызть сухарь или еще что-нибудь.Я люблю гостей.

МИША: Еще очень люблю ужей, ящериц и лягушек. Они такие ловкие. Я ношу их в карманах. Я люблю, чтобы ужик лежал на столе, когда я обедаю. Люблю, когда бабушка кричит про лягушонка: «Уберите эту гадость!» — и убегает из комнаты.(Миша)

ЛАВРЕНТИЙ: Я люблю посмеяться… Иногда мне нисколько не хочется смеяться, но я себя заставляю, выдавливаю из себя смех — смотришь, через пять минут и вправду становится смешно.(Лаврентий)

НИКИТА: Когда у меня хорошее настроение, я люблю скакать. Однажды мы с папой пошли в зоопарк, и я скакал вокруг него на улице, и он спросил:
— Ты что скачешь?
А я сказал:
— Я скачу, что ты мой папа!
Он понял!

ЛАВРЕНТИЙ: Я люблю ходить в зоопарк! Там чудесные слоны. И есть один слоненок. Когда мы будем жить просторней, мы купим слоненка. Я выстрою ему гараж. Я очень люблю стоять позади автомобиля, когда он фырчит, и нюхать бензин.

ГЛАША: Люблю ходить в кафе — есть мороженое и запивать его газированной водой. От нее колет в носу и слезы выступают на глазах.

КИРА: Когда я бегаю по коридору, то люблю изо всех сил топать ногами.

СВЕТА: Очень люблю лошадей, у них такие красивые и добрые лица. Я много чего люблю!

ВЫХОДИТ САВВА

САВВА: Я люблю булки, плюшки, батоны и кекс! Я люблю хлеб, и торт, и пирожные, и пряники, хоть тульские, хоть медовые, хоть глазурованные. Сушки люблю тоже, и баранки, бублики, пирожки с мясом, повидлом, капустой и с рисом. Я горячо люблю пельмени, и особенно ватрушки, если они свежие, но черствые тоже ничего. Можно овсяное печенье и ванильные сухари. А еще я люблю кильки, сайру, судака в маринаде, бычки в томате, частик в собственном соку, икру баклажанную, кабачки ломтиками и жареную картошку. Вареную колбасу люблю прямо безумно, если докторская, — на спор, что съем целое кило! И столовую люблю, и чайную, и зельц, и копченую, и полукопченую, и сырокопченую! Эту вообще я люблю больше всех. Очень люблю макароны с маслом, вермишель с маслом, рожки с маслом, сыр с дырочками и без дырочек, с красной коркой
или с белой — все равно.
Люблю вареники с творогом, творог соленый, сладкий, кислый; люблю яблоки, тертые с сахаром, а то яблоки одни самостоятельно, а если яблоки очищенные, то люблю сначала съесть яблочко, а уж потом, на закуску — кожуру! Люблю печенку, котлеты, селедку, фасолевый суп, зеленый горошек, вареное мясо, ириски, сахар, чай, джем, боржом, газировку с сиропом, яйца всмятку, вкрутую, в мешочке, могу и сырые. Бутерброды люблю прямо с чем попало, особенно если толсто намазать картофельным пюре или пшенной кашей. Так… Ну, про халву говорить не буду
— какой дурак не любит халвы? А еще я люблю утятину, гусятину и индятину. Ах, да! Я всей душой люблю мороженое.

СВЕТА: Что ж, ты многое любишь, спору нет, но все, что ты любишь, оно какое-то одинаковое, чересчур съедобное, что ли. Получается, что ты любишь целый продуктовый магазин. И только… А люди? Кого ты любишь? Или из животных?

САВВА: Ой,чуть не забыл! Еще — котят! И бабушку!

…Бы

СВЕТА: Один раз я сидела, сидела и ни с того ни с сего вдруг такое надумала, что даже сама удивилася. Я надумала, что вот как хорошо было бы, если бы все вокруг на свете было устроено наоборот. Ну вот, например, чтобы дети были во всех делах главные и взрослые должны были бы их во всем, во всем слушаться. В общем, чтобы взрослые были как дети, а дети как взрослые. Вот это было бы замечательно, очень было бы
интересно.
Во-первых, я представляю себе, как бы маме «понравилась» такая история, что я хожу и командую ею как хочу, да и папе небось тоже бы «понравилось», а о бабушке и говорить нечего. Что и говорить, я все бы им припомнила! Например, вот мама сидела бы за обедом, а я бы ей сказала:

СВЕТА: Ты почему это завела моду без хлеба есть? Вот еще новости! Ты погляди на себя в зеркало, на кого ты похожа? Вылитый Кощей! Ешь сейчас же, тебе говорят! Быстрее! Не держи за щекой! Опять задумалась? Все решаешь мировые проблемы? Жуй как следует! И не раскачивайся на стуле!» И тут вошел бы папа после работы, и не успел бы он даже раздеться, а я бы уже закричал: «Ага, явился! Вечно тебя надо ждать! Мой руки сейчас же! Как следует, как следует мой, нечего грязь размазывать. После тебя на полотенце страшно смотреть. Щеткой три и не жалей мыла. Ну-ка, покажи ногти! Это ужас, а не ногти. Это просто когти! Где ножницы? Не дергайся! Ни с каким мясом я не режу, а стригу очень осторожно. Не хлюпай носом, ты не девчонка… Вот так. Теперь садись к столу».

КИРА: Ну как поживаешь?

ЛАВРЕНТИЙ: Ничего, спасибо!

СВЕТА: Разговорчики за столом! Когда я ем, то глух и нем! Запомните это на всю жизнь. Золотое правило! Папа! Положи сейчас же газету, наказание ты мое!»

ВХОДИТ БАБУШКА
ЖОРА: Папа! Мама! Полюбуйтесь-ка на нашу бабуленьку! Каков вид! Грудь распахнута, шапка на затылке! Щеки красные, вся шея мокрая! Хороша, нечего сказать. Признавайся, опять в хоккей гоняла! А это что за грязная палка? Ты зачем ее в дом приволокла? Что? Это клюшка! Убери ее сейчас же с моих глаз — на черный ход!

СВЕТА: После обеда все садитесь за уроки, а я в кино пойду!

ВСЕ: И мы с тобой! И мы тоже хотим в кино!

СВЕТА: Нечего, нечего! Вчера ходили на день рождения, в воскресенье я вас в цирк водил! Ишь! Понравилось развлекаться каждый день. Дома сидите! Нате вам вот тридцать копеек на мороженое, и все!

ЖОРА: Возьми хоть меня-то! Ведь каждый ребенок может провести с собой одного взрослого бесплатно!

СВЕТА: А на эту картину людям после семидесяти лет вход воспрещен. Сиди дома, гулена!И я бы прошлася мимо них, нарочно громко постукивая каблуками, как будто я не замечаю, что у них у всех глаза мокрые, и я бы стала одеваться, и долго вертелася бы перед зеркалом, и напевала бы, и они от этого еще хуже бы мучились, а я бы приоткрыл дверь на лестницу и сказал бы…

ВЫХОДИТ КАТЯ

СВЕТА: Привет! Ты что такая худущая? Вылитый Кощей…

КАТЯ: Да это у меня корь была.

САВВА: А теперь ты выздоровела?

КАТЯ: Да, я теперь совершенно выздоровела.

МИША: Заразная небось?

КАТЯ: Нет, что ты, не бойся. Я не заразная. Вчера доктор сказал, что я уже могу общаться с детским коллективом.

КИРА: А когда болела, больно было?

КАТЯ: Нет, не больно. Скучно очень. А так ничего. Мне картинки переводные дарили, я их все время переводил, надоело до смерти.

СВЕТА: Да, болеть хорошо! Когда болеешь, всегда что-нибудь дарят

КАТЯ: Так ведь и когда здоровый, тоже дарят. В день рождения или когда елка.

ЖОРА: Еще дарят, когда в другой класс переходишь с пятерками.

КАТЯ: А вот когда корь, все равно ничего особенного не дарят, потому что потом все игрушки надо сжигать. Плохая болезнь корь, никуда не годится.

ОЛЕСЯ: А разве бывают хорошие болезни?

НИКИТА: Ого, сколько хочешь! Ветрянка, например. Очень хорошая, интересная болезнь. Я когда болел, мне все тело, каждую болячку отдельно зеленкой мазали. Я был похож на леопарда. Что, плохо разве?

СВЕТА: Конечно, хорошо,

МИША: Когда лишаи, тоже очень красивая болезнь.

ЖОРА: Сказал тоже — «красивая»! Намажут два-три пятнышка, вот и вся красота. Нет, лишаи — это мелочь. Я лучше всего люблю грипп. Когда грипп, чаю дают с малиновым вареньем. Ешь сколько хочешь, просто не верится. Один раз я, больной, целую банку съел. Мама даже удивилась: «Смотрите, говорит, у мальчика грипп, температура тридцать восемь, а такой аппетит». А бабушка сказала: «Грипп разный бывает, это у него такая новая форма, дайте ему еще, это у него организм требует». И мне дали еще, но я больше не смог есть, такая жалость… Это грипп, наверно, на меня так плохо действовал.

КИРА: А вот Насморк — болезнь ерундовая. Каплют чего-то в нос, еще хуже течет.

МИША: Зато керосин можно пить. Не слышно запаха.

СВЕТА: А зачем пить керосин?

МИША: Ну не пить, так в рот набирать. Вот фокусник наберет полный рот, а потом палку зажженную возьмет в руки и на нее как брызнет! Получается очень красивый огненный фонтан. Конечно, фокусник секрет знает. Без секрета не берись, ничего не получится В цирке еще и лягушек глотают, И крокодилов тоже!

ЛАВРЕНТИЙ: Ты, Мишка, видно, с ума сошел! Как ты будешь есть крокодила, когда онжесткий. Его нипочем нельзя прожевать.

МИША: Вареного-то?

ЛАВРЕНТИЙ: Как же! Станет тебе крокодил вариться! Он же зубастый

КИРА: Говорили про хорошее — про гриба и про лишаев, а теперь про крокодилов

ВСЕ ДЕВОЧКИ: . Мы их боимся…… фу…

КАТЯ: А вообще вы правильно говорили: когда болеешь, все тебя больше любят. Ласкают, — гладят…

ГЛАША: Я заметила: когда болеешь, все можно выпросить.

САВВА: Конечно. Нужно только, чтобы болезнь была пострашнее. Вот если ногу сломаешь или шею, тогда чего хочешь купят.

НИКИТА: И велосипед?!

СВЕТА: А зачем велосипед, если нога сломана?

НИКИТА: Так ведь она прирастет! А куда же она денется!

ЖОРА: А почему это, если вот, например, пожжешься, или шишку набьешь, или там синяк, то, наоборот, бывает, что тебе еще и наподдадут. Почему это так бывает?

ВСЕ: Несправедливость!

Сражение у чистой речки

ЖОРА: ДА! В ЖИЗНИ МНОГО НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ! Ну например всех мальчишек 1-го класса «В» были пистолеты.
Мы так сговорились, чтобы всегда ходить с оружием. И у каждого из нас в кармане всегда лежал хорошенький пистолетик и к нему запас пистонных лент. И нам это очень нравилось, но так было недолго. А все из-за кино…Однажды Раиса Ивановна сказала:

ГЛАША: Завтра, ребята, воскресенье. И у нас с вами будет праздник. Завтра наш класс, и первый «А», и первый «Б», все три класса вместе, пойдут в кино «Художественный» смотреть кинокартину «Алые звезды». Это очень интересная картина о борьбе за наше правое дело… Сбор возле школы в десять часов!

ЖОРА: В кино наш класс занял лучшие места в первом ряду, потом в зале стало темнеть и началась картина. И мы увидели, как в широкой степи, недалеко от леса, сидели красные солдаты, как они пели песни и танцевали под гармонь. Один солдат спал на солнышке, и недалеко от него паслись красивые кони, они щипали своими мягкими губами траву, ромашки и колокольчики. И веял легкий ветерок, и бежала чистая речка, а бородатый солдат у маленького костерка рассказывал сказку про Жар-птицу.И в это время, откуда ни возьмись, появились белые офицеры, их было очень много, и они начали стрелять, и красные стали падать и защищаться, но тех было гораздо больше…И красный пулеметчик стал отстреливаться, но он увидел, что у него очень мало патронов, и заскрипел зубами, и заплакал.Тут все наши ребята страшно зашумели, затопали и засвистели, кто в два пальца, а кто просто так. А у меня прямо защемило сердце, я не выдержал, выхватил свой пистолет и закричал что было сил:

ЖОРА: Первый класс «В»!

ЛАВРЕНТИЙ:

НИКИТА: На помощь!

САВВА: Выручайте же своих!

ЖОРА: Ни шагу назад!

МИША: Бросай гранату!

ГЛАША: Перестаньте безобразничать! Прекратите! Успокойте ваш сумасшедший дом!!!

ВСЕ: Ура!

ЖОРА: Прекратить

ГЛАША: Построится! Сдавай оружие! Я объявляю вам всем устный выговор за нарушение правил поведения в закрытых помещениях зрелищных предприятий! Кроме того, у вас, вероятно, будут снижены отметки за поведение. А теперь идите — учитесь хорошо!

МИША: А все-таки хорошо, что мы помогли красным продержаться до прихода своих!

ЖОРА: Конечно!!! Хоть это и кино, а, может быть, без нас они и не продержались бы!

САВВА: Кто знает…

Главные реки

МИША: Хотя мне уже идет восьмой год, я только вчера догадался, что уроки все-таки надо учить. Любишь не любишь, хочешь не хочешь, лень тебе или не лень, а учить уроки надо. Это закон. А то можно в такую историю вляпаться, что своих не узнаешь. Я, например, вчера не успел уроки сделать. У нас было задано выучить кусочек из одного стихотворения Некрасова и главные реки Америки. А я, вместо того чтобы учиться, запускал во дворе змея в космос. Ну, он в космос все-таки не залетел, потому что у него был чересчур легкий хвост, и он из-за этого крутился, как волчок. Это раз. А во-вторых, у меня было мало ниток, и я весь дом обыскал и собрал все нитки, какие только были; у мамы со швейной машины снял, и то оказалось мало. Змей долетел до чердака и там завис, а до космоса еще было далеко.И я так завозился с этим змеем и космосом, что совершенно позабыл обо всем на свете. Мне было так интересно играть, что я и думать перестал про какие-то там уроки. Совершенно вылетело из головы. А оказалось, никак нельзя было забывать про свои дела, потому что получился позор.

ГЛАША: Кораблев, к доске! Кораблев! Что же ты? Я тебя зову или нет?

МИША: И я пошел к доске.

ГЛАША: Стихи!

МИША:
Зима!.. Крестьянин, торжествуя,
На дровнях обновляет путь:
Его лошадка, снег почуя,
Плетется рысью как-нибудь…

ГЛАША: Это Пушкин

МИША: Да, это Пушкин. Александр Сергеевич.

ГЛАША: А я что задала?

МИША: Да!

ГЛАША: Что «да»? Что я задала, я тебя спрашиваю? Кораблев!

МИША: Что?

ГЛАША: Что «что»? Я тебя спрашиваю: что я задала?

ЛАВРЕНТИЙ: Да что он, не знает, что ли, что вы Некрасова задали? Это он не понял вопроса, Раиса Ивановна.

ГЛАША: Не смей подсказывать!

МАША: Да! Ты чего, лезешь? Без тебя, что ли, не знаю, что Раиса Ивановна задала Некрасова! Это я задумался, а ты тут лезешь, сбиваешь только.

ГЛАША: Ну?

МИША: Что?

ГЛАША: Перестань ежеминутно чтокать! Читай. Наизусть!

МИША: Что?

ГЛАША: Стихи, конечно!

МИША: Ага, понял. Стихи, значит, читать? Это можно. Стихи Некрасова. Поэта. Великого поэта. (Лаврик подсказыает)

МИША: Мужичонка……С ноготком! Мужичонка с ноготком!

ГЛАША: Довольно, Кораблев!.. Не старайся, не выйдет. Уж если не знаешь, не срамись. Ну, а как насчет кругозора? Вчера вы решили выучить названия всех рек Америки. Ты выучил?

МИША: Конечно, я не выучил. Этот змей, будь он неладен, совсем мне всю жизнь испортил. И я хотел во всем признаться Раисе Ивановне, но вместо этого вдруг неожиданно даже для самого себя сказал— Конечно, выучил. А как же!

ГЛАША — Ну вот, исправь это ужасное впечатление, которое ты произвел чтением стихов Некрасова. Назови мне самую большую реку Америки, и я тебя отпущу.Ну, Кораблев? Какая же главная река в Америке?

МАША: (вдруг неожиданно вспомнив радостно кричит)— Миси-писи!!!
Дальше я не буду рассказывать. Хватит. И хотя Раиса Ивановна смеялась до слез, но двойку она мне влепила будь здоров. И я теперь дал клятву, что буду учить уроки всегда.
До глубокой старости.

«Где это видано, где это слыхано…»

ЛАВРЕНТИЙ: А я вот никогда не буду больше сатириком!

ВСЕ: Почему?

ЛАВРЕНТИЙ: На переменке подбежала ко мне наша октябрятская вожатая Люся и говорит:

ОЛЕСЯ: А ты сможешь выступить в концерте? Мы решили организовать двух малышей, чтобы они были сатирики. Хочешь?

ЛАВРЕНТИЙ: Я все хочу! Только ты объясни: что такое сатирики.

ОЛЕСЯ: Видишь ли, у нас есть разные неполадки… Ну, например, двоечники или лентяи, их надо прохватить. Понял? Надо про них выступить, чтобы все смеялись, это на них подействует

ЛАВРЕНТИЙ: Ладно уж, давай! Олеся А у тебя есть партнер?

ЛАВРЕНТИЙ: Нету.

ОЛЕСЯ: Как же ты без товарища живешь?

ЛАВРЕНТИЙ: Товарищ у меня есть, Мишка.

ОЛЕСЯ: А он музыкальный, Мишка твой?

ЛАВРЕНТИЙ: Нет, обыкновенный.

ОЛЕСЯ: Петь умеет?

ЛАВРЕНТИЙ: Очень тихо. Но я научу его петь громче, не беспокойся.

ОЛЕСЯ: После уроков притащи его в малый зал, там будет репетиция!

ЛАВРЕНТИЙ: И я со всех ног пустился искать Мишку. Он стоял в буфете и ел сардельку.Мишка, хочешь быть сатириком?

МИША: Погоди, дай поесть.

ЛАВРЕНТИЙ: Дай мне , пожалуйста, тоже сардельку, поскорее!

ЛАВРЕНТИЙ:А потом я ему рассказал, что мы будем сатирики, и он согласился, и мы еле

досидели до конца уроков, а потом побежали в малый зал на репетицию.

ОЛЕСЯ: Вот и они! Познакомьтесь, это наш школьный поэт Андрей Шестаков.

МИША И ЛАВРЕНТИЙ: ЗдОрово!

САВВА: Это что, исполнители, что ли?

ОЛЕСЯ: Да.

САВВА: Неужели ничего не было покрупней?

ОЛЕСЯ: Как раз то, что требуется!

НИКИТА: Вот. Я взял размер и припев у Маршака, из сказки об ослике, дедушке и внуке: «Где это видано, где это слыхано…»

САВВА:

Папа у Васи силен в математике,
Учится папа за Васю весь год.
Где это видано, где это слыхано, —
Папа решает, а Вася сдает?!

ЛАВРЕНТИЙ: Мы с Мишкой так и прыснули. Конечно, ребята довольно часто просят родителей решить за них задачу, а потом показывают учительнице, как будто это они такие герои. А у доски ни бум-бум — двойка! Дело известное.

САВВА: Второй куплет

Мелом расчерчен асфальт на квадратики,
Манечка с Танечкой прыгают тут.
Где это видано, где это слыхано, —
В «классы» играют, а в класс не идут?!

ЛАВРЕНТИЙ: Опять здорово. Нам очень понравилось! … И вот однажды, когда я пришел в школу, я увидел в раздевалке объявление:

ОЛЕСЯ: ВНИМАНИЕ! Сегодня на большой перемене в малом зале состоится выступление летучего патруля «Пионерского Сатирикона»! Исполняет дуэт малышей! На злобу дня! Приходите все!

ЛАВРЕНТИЙ (обращаясь к Мише): Ну, сегодня выступаем!

МИША: Неохота мне выступать…

ЛАВРЕНТИЙ: Как — неохота? Вот так раз! Ведь мы же репетировали? А все ребята, ведь они читали афишу и прибегут как один? Я сказал:

ЛАВРЕНТИЙ: Ты что, с ума сошел, что ли? Людей подводить?

МИША: У меня, кажется, живот болит.

ЛАВРЕНТИЙ: Это со страху. У меня тоже болит, но я ведь не отказываюсь!

ОЛЕСЯ: Начинаем выступление «Пионерского Сатирикона» на злободневные темы. Текст Андрея Шестакова, исполняют всемирно известные сатирики Миша и Денис! Попросим!

1.МИША:
Папа у Васи силен в математике,
Учится папа за Васю весь год.

ЛАВРЕНТИЙ:
Где это видано, где это слыхано, —
Папа решает, а Вася сдает?!

ЛАВРЕНТИЙ:
Все, кто был в зале, рассмеялись, и у меня от этого стало легче на душе.

2.МИША:
Папа у Васи силен в математике,
Учится папа за Васю весь год.

ЛАВРЕНТИЙ: Я сразу понял, что он сбился! Но раз такое дело, я решил допеть до конца, а там видно
будет. Взял и допел:
Где это видано, где это слыхано, —
Папа решает, а Вася сдает?!

ЛАВРЕНТИЙ: Слава богу, в зале было тихо — все, видно, тоже поняли, что Мишка сбился, и подумали: «Ну что ж, бывает, пусть дальше поет».

3.МИША
Папа у Васи силен в математике,
Учится папа за Васю весь год…

ЛАВРЕНТИЙ: Мне ужасно захотелось стукнуть его по затылку чем-нибудь тяжелым, и я заорал со страшной злостью:

Где это видано, где это слыхано, —
Папа решает, а Вася сдает?!

ЛАВРЕНТИЙ:
Мишка, ты, видно, совсем рехнулся! Ты что в третий раз одно и то же затягиваешь?
Давай про девчонок!

4.МИША:

Без тебя знаю! Пожалуйста, дальше!
Папа у Васи силен в математике,
Учится папа за Васю весь год…

ЛАВРЕНТИЙ: Тут все в зале прямо завизжали от смеха, и я увидел в толпе, какое несчастное лицо у Андрюшки, и еще увидел, что Люся, вся красная и растрепанная, пробивается к нам сквозь толпу. А Мишка стоит с открытым ртом, как будто сам на себя удивляется. Ну, а я, пока суд да дело, докрикиваю:
Где это видано, где это слыхано, —
Папа решает, а Вася сдает?!

(после этого Миша убегает)

ОЛЕСЯ: Дениска, пой один! Не подводи!.. Музыка! И!..

ЛАВРЕНИЙ:
Папа у Васи силен в математике,
Учится папа за Васю весь год…

ЛАВРЕНТИЙ: Я даже плохо помню, что было дальше. Было похоже на землетрясение. И я думал, что вот сейчас провалюсь совсем под землю, а вокруг все просто падали от смеха — и няни, и учителя, все, все… Я даже удивляюсь, что я не умер от этой проклятой песни. Я наверно бы умер, если бы в это время не зазвонил звонок…

Удивительный день

ЖОРА: Смотрите! Я нарисовал площадку и ракету. И первую ступеньку, и вторую, и кабину космонавта, где он будет вести научные наблюдения, и отдельный закуток, где он будет обедать, и я даже придумал, где ему умываться, и изобрел для этого самовыдвигающиеся ведра, чтобы он в них собирал дождевую воду.

ЛАВРЕНТИЙ: Теперь главное дело надо решить: кто будет космонавтом.

САВВА: Я буду космонавтом, потому что я самый маленький, меньше всех вешу!

КАТЯ: Это еще неизвестно. Я болелА, я знаешь как похуделА? Я космонавт.

ЖОРА: А ведь это я всю игру придумал. И, ясное дело, я и буду космонавтом!

СВЕТА: Давайте сначала ракету выстроим. А потом сделаем испытания на космонавта. А потом и запуск назначим

ВСЕ: Даешь ракету строить!

ЛАВРЕНТИЙ: Вы что? Что вы наделали?

МИША: А что?

ЛАВРЕНТИЙ: Молчать! Вы главный инженер или что?

МИША: Я главный инженер. А чего ты орешь?

ЛАВРЕНИЙ: Где же горючее в машине? Ведь в баке, нет ни капли горючего. Наполнить бак! Механик, быстро!

МИША: Есть горючее! Все в порядке!

ЖОРА: Слушайте, рЕбя, а как же мы назовем наш корабль? Надо назвать «Восток-2»!Потому что у Гагарина просто «Восток» называется корабль, а у нас будет «Восток-2»!..Давайте! Пишите название!

ЖОРА: Стройся все, кто хочет быть космонавтом будем вас проверять! Это какой-то ужас! У тебя, наверно, ревматизм или тиф. Температура сорок восемь и шесть! Отойди в сторону.

КАТЯ: Теперь осмотри меня! Я тоже хочу быть космонавтом!

ЖОРА: Ты после кори. И тебе никакая мама не разрешит быть космонавтом. Следующий! Покажи язык! Что ты мне какой-то кончик показываешь! Давай весь вываливай!— Все, все, хватит! Довольно! Можешь убирать свой язык. Чересчур он у тебя длинный, вот что. Просто ужасно длиннющий. Я даже удивляюсь, как он у тебя во рту укладывается.

САВВА: Ты не трещи! Ты прямо скажи: гожусь я в космонавты?:

ЖОРА: С таким-то языком? Конечно, нет! Ты что, не понимаешь, что если у космонавта длинный язык, он уже никуда не годится? Он ведь всем на свете разболтает все секреты: где какая звезда вертится, и все такое… Нет, ты лучше успокойся! С твоим язычищем лучше на Земле сидеть

САВВА: Сейчас дам плюху

ЖОРА: Сам схватишь две!

САВВА: Будешь валяться на земле!

ЖОРА: Считай, что ты уже умер!

САВВА: Неохота что-то связываться…

ЖОРА: Ну и замолкни!

ВСЕ: Идите надпись смотреть.

ЖОРА: Во здорово!

СВЕТА: Назначаете запуск?

ЖОРА: Назначаю!